библиография

 

Поэзия и проза

Публицистика

Составление

Периодика

 

 

 

 

Библиография / Публицистика

 

Прогулка по парку постсоветского периода

Очерк






Сейчас по вполне понятным причинам на голову обывателей, к которым причисляю и себя, обрушивается масса суждений, касающихся будущего России. Есть среди них и откровенно злобные – ведь никуда не делись клеветники России (эти витии), на которых указывал ещё Александр Сергеевич Пушкин. В общем, суждений много, притом всяких. И всё же мы постоянно ощущаем недостаток идей, идей объединяющих, способных, именно сегодня, взбодрить наш народ, дать ему импульс не просто движения, а к стратегической цели, выбранной на все времена.
Отчего это происходит? Если послушать сегодняшних политиков и шоуменов от политики – все беды у нас от нашего русского менталитета. Наверное, и в том, что мы вымираем со скоростью до одного миллиона граждан в год, он тоже повинен?! Нет-нет, я не ёрничаю, а хочу лишь подчеркнуть, что действительно настало время приблизиться к этому «страшному зверю» и рассмотреть его поподробней. Может, не так он и страшен, как его малюют, а может, и вовсе не зверь?
Но прежде коротко о нашей российской культурной и политической жизни. Включите телевизор, разверните газету, войдите в Интернет – всюду одни и те же лица. Они и в рейтинговых ток-шоу и на страницах газет, и в Интернете - всюду. Неужели так оскудела наша земля, и нет замены этим глянцевым оракулам, или опять всё дело в менталитете?
А между тем им выставляются оценки, начисляются баллы, присваиваются места, как правило, призовые. Вокруг них шум, гам до потолка. Поневоле вспоминается грибоедовское – а судьи кто?
Да всё они - глянцевая элита, люди, в большинстве известные друг другу и ещё масс-медиа начальству. Судя по мелькающим титрам – они писатели и живописцы, музыканты и деятели эстрады и кино. Прогнозисты погоды и астрологи. Политики-бизнесмены и бизнесмены-политики. Всевозможные колумнисты и комментаторы различных «мундиали-парадов», звучащих по-русски если не матерно, то достаточно непристойно, чтобы уже быть изученными ведущим ток-шоу «Культурная революция». Да, впрочем, и другими весьма и весьма схожими.
То есть вчерашние телевизионные игроки и дуэлянты - сегодня судьи. А завтра они опять поменяются местами. И главное тут не в том, что их суждения многозначительно велеречивы и ложны. А в том, что они транслируются на всю страну и в голову несведущего обывателя закрадывается мысль – а может, это всё не так уж и глупо.
Нет, всё это чрезвычайно глупо и ложно. Вот образчик диалога, кочующего из одного ток-шоу в другое. В некотором роде слоган-колган, или брэнд, в котором легко узнать любую глянцевую голову.
- Уважаемый коллега, вы обратили внимание, как данная голова страстно и вырази-тельно говорила? А как пела?!
Согласен, что у данной головы не всё в порядке со слухом, да и с чувством ритма – туговато. Но уши-то есть! В хорошем смысле – торчат! Вы говорите - нет голоса. Но горло-то, в хорошем смысле, лужёное. И при всём при том, какая смелость?! Какие удивительные прыжки?! И ко всему какая захватывающая, бьющая через край, энергетика?!
Вы – как хотите, а по мне: призы – в студию, деньги – на кон!
Поневоле почувствуешь «ностальгию» по выступлениям советских вождей. В их текстах не допускалось никаких разночтений, а стало быть, и глупых.
Общий пирог - столько-то. На оборону – столько-то. На промышленность и транспорт – столько-то. А на сельское хозяйство и культуру…. В общем, по количеству чугуна на душу населения, мы опять первые в мире!
Тут не о чем спорить и не о чем полемизировать. Но и болтовня, даже милая, в конце концов, наскучивает. Она, может быть, и свидетельствует о наличии суверенной демократии, но в данном случае это скромное утешение. В деле выбора стратегической цели решают не количество красивых или некрасивых слов, а истинность. Соответствие образа цели как раз с этим самым русским менталитетом, который для многих зарубежных политиков, да и некоторых наших, не то чтобы - зверь, а страшнее зверя.
В очерке «…с затонувшей Атлантиды» мне уже доводилось говорить о благотворности консенсуса между народом и властью. Здесь же замечу, что он наиболее крепок в гармонии, когда цели и пути достижения у народа и власти совпадают.
Итак: цель и путь. Понятия для каждого из нас очевидные потому, что повседневные.
Детсад. Школа. Учебное заведение. Работа. Здесь перейти дорогу, там сесть в автобус. Здесь не опоздать на электричку, а там в часы пик возможна дорожная пробка и даже авария. Не дай Бог, – дети, старики… Всё надо учитывать и просчитывать, а иногда и загодя договариваться с друзьями, соседями о взаимовыручке. Чем богаче гражданин, тем больше у него возможностей в преодолении всевозможных напастей, тем прямей путь к цели. Это жизнь, и практически так же, как её один среднестатистический гражданин, живёт страна. Любая страна.
Пройдитесь по всем странам и континентам, загляните во все уголки земного шара – всюду жизнь. Работа. Семья. Дети. Внуки. Основное различие между среднестатистическим гражданином России и любой другой страны заключено в двух категориях: в умении дружить, в основном, с соседями и личном богатстве (проще говоря, в наличии конвертируемой валюты в кармане). Всякий непредвзятый наблюдатель отметит, что этнические и религиозные чувства здесь ни при чём. Скорее он обратит внимание, что подобно тому, как цель и путь взаимосвязаны между собой, так и наличие конвертируемой валюты в его кармане взаимосвязано с умением дружить. Вот эта-то простая и очевидная категория дружить и вбирает в себя этнические и религиозные чувства. В них корень всех нынешних мировых проблем. Но это отдельный разговор. А сейчас наша задача отыскать «страшного зверя», может быть, он как-то поможет установить цель и оптимальный путь.
Впрочем, цель всех племён и народов земли одна: свободно жить, плодиться и процветать. Эта цель издревле ведома всем племенам и народам. А вот как идти к ней? Путь царизма и путь советизма (так назовём их, может быть, не совсем точно) приказали долго жить. А ведь какие великие по значимости были цели?! Без преувеличения - библейские. И что любопытно, и в одном, и другом случае эти цели были близки к осуществлению.
Извечную мечту крестьянина о сказочной стране Беловодии Столыпин в своих рефор-мах уже начал осуществлять, вводить в жизнь. Подготовлено вводить, заручившись финансовой поддержкой банков. И тут - смертельные выстрелы в присутствии царя. Есть, есть о чём призадуматься.
А мечта о царстве рая на земле?! Рая в мировом масштабе и в отдельно взятой стране. Абсолютно утопическая мечта, а «смотри ты», и она постепенно стала воплощаться в жизнь. Может, мечта не такая уж и утопическая, но несколько преждевременная для сегодняшнего homo sapiens? Во всяком случае, на свалке истории она не залежится. И то, что именно в советской стране человек первым шагнул в космос, представляется мне фактом насколько символичным, настолько и объективным. Никто из людей так, как Юрий Алексеевич Гагарин, не принадлежал и не будет принадлежать всему человечеству. И эта принадлежность закреплена за ним не ядерным оружием: всякими там «томагавками» и ракетами «тополь», а всемирной любовью. И это неоспоримо, как и неоспоримо, что Гагарин - русский.
Этот весьма приятный факт и мысли, которые он навевает, придают смелости продолжить поиск «страшного зверя».






Итак, цель известная, ясная – процветание. Но что такое процветающий человек? Даже для компьютера, чтобы исчислить этого процветающего и принять его портрет, как реальную данность, потребуются вполне конкретные количественные параметры, выраженные в МРОТе, деторождении, квадратных метрах жилья и так далее, и так далее. То есть потребуется программа, некий количественно оптимальный образ этого процветающего. Естественно, что человек не компьютер, однако для него тоже свойственно иметь этот идеальный образ в душе. Более того, по сути, вся наша жизнь, с первого осознанного шага ребёнком и до последних дней - есть живописание, или, скажем так, корректировка этого портрета. В разные периоды жизни именно ему мы пытаемся соответствовать.
Конечно, у каждого он свой личный, субъективный, но есть в нём и некий общий эквивалент, положительный или отрицательный, но непременно созданный государством. То есть его воздействием на личность. Что это за эквивалент?
Как-то показывали одну из стран (уж не буду называть какую), ныне такое могло произойти в любой, даже Западноевропейской. Полиция с дубинками наперевес решительно отсекла горстку демонстрантов, окружила - замелькало оружие правопорядка. Что делать? Один усатый и бородатый демонстрант вскочил в кузов автоприцепа и не то оглоблей, не то древками ловко свёрнутого транспаранта, не задумываясь, с «оттягом», начал «охаживать» полицейских. Причём такой неуступчивый оказался, всё норовил по головам достать. Уж так запечатлел телеоператор - пластмассовые щиты и каски полицейских разлетались в щепы.
Или ещё эквивалент. Европа. Нет, не Венгрия - Испания. Правительство уличено в обмане. Оппозиция выводит на улицы Мадрида более миллиона граждан, и правительство без всяких экивоков уходит в отставку. Если власть имущий тебя обманывает - на какой эквивалент он может рассчитывать? Убеждён - ни на какой.
А между тем в каждом конкретном субъективном образе эквивалент, созданный или сформированный государством, является основополагающим. Ведь этот эквивалент, по сути, есть величина вещества гражданина в нас, наше отличие и наша узнаваемость, своеобразная печать, тавро. Да-да, так бывает - заходит какой-нибудь русский в кафе или клинику (я это прочувствовал в итальянской Швейцарии) и вроде внешности иностранной (некоторые наши грузины и итальянцы весьма схожи), ещё и слова не сказал, а ты уже чувствуешь – вошёл наш, русский. Подобное ощущал и будучи моряком.
Как-то в Сингапуре захожу с капитаном в магазинчик (мы ремонтировали судно в малом «Кепелле»), стоят в сторонке три коренастых «малайца», пьют «колу». Конечно, обратил внимание, прежде всего - что пьют? В Сингапуре даже зимой жарко – экватор. Уже к прилавку подошли, но что-то необъяснимое назад потянуло. Говорю:
- Ребята, вы что – наши?
- Да, мы русские, из Казахстана.
Они приехали с каким-то музыкальным ансамблем, и сингапурцы всюду их принимали как русских.
Кстати, скажу, когда в одном из фирменных магазинов (это был 1973 год) мне пришлось объяснять, что я из СССР - никто из сингапурцев не мог взять в толк. И только когда показал на карте - все в голос: «А, Рашин!». Это к тому, что все эти нынешние границы проведены по единому живому организму.
Но вернёмся к так называемому эквиваленту нашей узнаваемости, духовному государственному «тавро», скажем так. Тогда я не обращал на него внимания, мне казалось естественным, что мы советские узнаём друг друга. И тому были основания. Помнится, окончив среднюю школу, пошёл в сельсовет за паспортом. Запускали в кабинет по два человека. Вошёл я с парнишкой-корейцем.
В Приморье во время войны Южной и Северной Корей много было перебежчиков к нам. Как правило, перебегали с детьми, семьями и «растворялись» среди корейцев. Для нас все они были, как близнецы, на одно лицо.
И вот пожилой человек, начальник паспортного стола, или сельсовета (сейчас уже не упомню), поднимает глаза от своих ведомостей и спрашивает – национальность? Узкоглазый парнишка, потупившись, не глядя ни на кого, отвечает – русский. Уверен, если бы в тот момент потребовалась клятва верности стране, он бы её дал и всю жизнь помнил о ней. Но никакой клятвы от него не потребовали. Просто записали корейца – русским, вручили паспорт и до свидания - ещё один гражданин СССР.
Для любой цивилизованной страны вот это вот вещество узнаваемости в её гражданине является ценнейшим. По нему, словно по своеобразному тавру, распознаётся страна. Им хочется гордиться – хорошо если страна процветающая и чувствует свою ответственность перед своими гражданами, как родными детьми. А бывает, что твоя страна не такая уж и бедная в сравнении с другой страной, а гордиться не хочется, ведь не хлебом единым жив человек.
Помнится, на Кубе, в порту Витас, стоим мы в валютный магазин «Берёзка». (1989 год, покупки для наших моряков по записи в журнал отменены, мы получили американские доллары.) Выстаиваем очередь, хотим взять пива. Денег достаточно, каждый из нас мечтает взять по четыре, а то и по пять бутылок. Молоденькая девушка (тогда мы все были молодыми) достаёт из холодильника запотевшие из тёмно-коричневого стекла бутылки и отоваривает – каждому по две. Мы просим ещё, увы – нет. Указывает на своих кубинцев, что им самим не хватит.
Мы, русские, словно получили пощёчину. Нас, вдохнувших перестройку, воспитывали на «деревянных» рублях, очаровывали валютной проституткой Верочкой, которая на всё пойдёт, лишь бы расчёт был в валюте. У нас в руках настоящие американские доллары и вдруг – иначе нам, кубинцам, самим не хватит.
Или, ещё случай, иду с матросами в направлении к малай-базару (прошу прощения за объекты посещений: магазины, магазинчики, всякого рода базары – такие были времена). Навстречу по тротуару идут три босячки (небрежение в одежде полнейшее), а рядом, по проезжей части, едут за ними три тачки рикш. Эти босячки оказались американками, туристками. Они немного смутились нас – ну, мы парни, как на подбор, в белых теннисках, чёрных брючках, жаль только в карманах - шаром покати. А они, эти босячки, достали из длинных цветастых юбок (накрученные вокруг талии «шторы») тугие кошельки, набитые «джоржиками», сели, каждая в отдельную тачку, и со смехом покатили восвояси. Следом за ними ещё несколько свободных рикш увязалось. За нами никто не поехал. Ну да ладно – времена прошедшие.
Вспомните скандалы в США: Уотергейт - Никсона, Левинскую - Клинтона. Уже сегодня, пойманного на той же безнравственной ниве, президента Израиля. А коррупционные скандалы в Европе, Японии, Южной Корее и опять в том же Израиле?
Всё это прежде мы рассматривали, как загнивание Запада. Некоторые в Думе и сейчас так же рассматривают. Вернее, хотят, чтобы мы, обыватели, так же рассматривали. Увы, нет резона - мы теперь стоим с «загнивающим Западом» на одной почве, почве капитализма. И нам приходят в голову совершенно другие мысли: Запад не только не загнивает, а напротив, посредством своей судебной системы в этих шумных скандалах очищается. Более того, закрадывается подозрение, что наши оракулы из Думы как раз потому и клеймят Запад, что законы у них работают, а у нас - нет.
Раньше ссылались: нет механизмов, страна новая, не успеваем, надо ждать. Теперь механизмы появились, но настолько кривые, что если им следовать - в выигрыше будут не пострадавшие, а преступники. Зачастую так и происходит. И опять на слуху как будто что-то прежнее, но уже продвинутое до цинизма: надо ж – дать!
Как-то недавно по каналу РТР довелось смотреть ток-шоу «Частная жизнь». Кстати, шоу, не претендующее ни на какие политические экскурсы, а потому, если уж политика в нём случается, а она в частной жизни, конечно же, случается, то доводится до телезрителя без прикрас.
Шёл разговор о взятках. Говорил молодой врач-аспирант лет двадцати семи, а может, меньше. Он досадовал, что оплата унизительно маленькая, а взяток он принципиально не берёт, они унижают его достоинство. В общем, приходится принимать очень много пациентов. А работа врача измеряется скорее качеством, чем количеством.
И тут в студию входит врач в возрасте - какой-то известный косметолог, лауреат Государственной премии. Он категорически не согласен с молодым врачом. Он утверждает, что надо больше работать. А как же?! Он сам в возрасте молодого врача очень и очень много работал.
Мне не понравилась позиция лауреата. Может быть, тут виною глазная клиника Фёдорова, в которой в погоне за количеством врач, кандидат наук, ослепила мою жену. Как сказал о её работе профессор Берлинского университета имени Гумбольдта профессор Карл Генрихович Фельхаген: «Три фальшивых операции на один глаз в течение месяца – это много даже для студента».
Потом вошёл депутат Госдумы. По профессии журналист, любитель, как ныне говорят, засветиться во всех рейтинговых ток-шоу. (Депутатство не только позволяет, но и способствует данному мероприятию.) Как политик достаточно поднаторевший (очевидно, привык в Думе учитывать расклад сил), он сейчас же стал разглагольствовать в пользу лауреата. В общем, теперь они вместе с лауреатом наседали на молодого врача. Естественно, депутат-журналист был более красноречив. (Никакого косноязычия, только эта удивлённая улыбка внутрь – однако, какие несметные душевные богатства таятся во мне?!) Попытаюсь весьма отдалённо передать не технику, а смысл разыгравшейся беседы.
- А почему вы решили, что государство обязано вам что-то делать? Не хотите брать взятки – не берите. Они для вас унизительны потому, что маленькие? А, вот как? Вам мало платят за труд врача. Подрабатывайте. Сейчас есть возможность подрабатывать. Как можно больше работайте по профессии и получайте за свой труд. (Удивлённо, даже несколько ошарашено улыбнулся – словно завис в воздухе, так сказать, снизошло вдохновение.)
Я вот что скажу, в качестве примера - есть частный сыск, вы платите деньги, нанимаете следователя, и он ищет вашу угнанную машину. Или другой вариант. Вы платите милиционеру, он и так будет искать вашу машину, но, если вы заплатите, он будет искать её более заинтересованно.
Из зала студии послышались реплики – это же взятка, взятка на службе.
- Как хотите, называйте, но эти деньги милиционер будет добровольно отрабатывать. То есть - заинтересованно. Ему тоже как-то надо увеличить свою зарплату.
Зал опять недовольно «налёг» на депутата – это же взятка?!
- А что поделаешь, такой у нас менталитет, - смело отстаивал свою позицию депутат, - каждый подрабатывает, используя свои возможности. Хватит сидеть на шее у государства, мы должны сами себя содержать.
Тут уж не выдержал молодой человек из третьего ряда.
- А я военный, имею возможность взять АК, автомат калашникова. Так что же я должен выйти на дорогу и подрабатывать с автоматом, чтобы увеличить зарплату?!
Смех в студии, аплодисменты.
Своё неумение выработать и дать людям нормальные законы, некоторые депутаты (в Думе их большинство, судя по принятому закону, отменяющему двадцатипроцентный порог явки избирателей) оправдывают, или пытаются оправдать несносным менталитетом россиянина. Но менталитет – это же умонастроение, характер мировосприятия, в котором эквивалент гражданина, как мы знаем, как раз и формируется, и воспитывается законами. То есть деятельностью депутатов обеих палат. Может, настало время, наконец-то, обратить внимание на бесценное вещество узнаваемости, на наличие вещества гражданина в каждом из нас. И узнавать друг друга не по «мигалкам», значкам и дорогим машинам, а по нашему менталитету, законодательно защищённому, как это имеет место быть в других цивилизованных странах Европы и Америки.
Если мы, пусть тихим сапом, но признали, что путь ко всеобщему благоденствию лежит через ухабистый рынок капитализма, то давайте без всяких экивоков признаем, что демократия – путь, конечно, не идеальный, но всё же самый безопасный для народа. Он не только не предполагает революций, а, напротив, гасит все накопившиеся предпосылки к ним. И давайте, не будем беспокоиться о суверенной демократии, а побеспокоимся – почему народ, население страны, в большинстве своём не верит в демократические свободы, а точнее, в демократические институты.






К творчеству Игоря Талькова можно по всякому относиться, но исключить его из нашего сознания уже невозможно. Оно есть доблестная метафора новейшей России. В одном из своих песенных текстов автор, изобличая «совков», говорит:

Они в создании своём не виноваты.
Их выпестовала власть,
Которой выгодно плодить дегенератов,
Чтоб ненароком не пасть.

Трудно согласиться с заключительными строками четверостишья и не потому, что они эстрадно-крикливы, а потому, что ошибочны. С дегенератами, наверное, возможно захватить власть, но удержать её – вряд ли. И развал СССР наглядно это продемонстрировал. Напротив, любая власть, в особенности демократическая, которую якобы строим, чтобы процветать и здравствовать, должна опираться на нравственно здорового, преуспевающего гражданина. В развитых странах это так называемый средний класс, он же, как правило, и самый многочисленный.
У нас средний класс – это не класс, а очень тоненькая прослойка. В Советском Союзе прослойка интеллигенции, пожалуй, толще была. У нас роль среднего класса выполняет чиновничество. Плохо выполняет, просто из рук вон. Государство заботится о них, старается, как и военным во время выплачивает зарплату, и по возможности повышает её. И всё равно никакого толка. На чиновников никак нельзя положиться. И это естественно (даже мелкие чиновники – не челночники-лавочники), не их роль держать на плечах государство, тем более демократическое. И так было во все времена.
Все институты власти по-своему репрессивны. Читатель, вам нужна бумажка, что вы родились в России. Что здесь живёте, учитесь, в общем, здравствуете и процветаете. Или, напротив, у вас невосполнимые потери, вы скорбите. Во всех случаях вам придётся столкнуться с чиновниками.
Глядя на них, невольно создаётся иллюзия, что они столпы общества, на которых держится государство. И что примечательно, когда на чиновников взирает начальник (взгляд сверху), удивительно синхронно и целесообразно бегают и крутятся они - швейцарские часы, а не департамент. Но если вам нужна бумажка, то, как ни смотри (взгляд снизу), а каждое колёсико, чтобы сдвинулось, нуждается в смазочном материале, так сказать, стимуле, в соответствии со своей функцией.
Впрочем, чиновники тоже люди. В большинстве порядочные граждане. Но есть среди них и бюрократы, и взяточники, и прохиндеи, и просто завистники, эти «народные мстители» (в том смысле, что мстят народу за свою неудавшуюся жизнь). Может быть, их единицы, однако, не зря говорится, что ложкой дёгтя можно испортить бочку мёда.
К сожалению, у нас нет специальных учебных заведений по подготовке чиновника. Нет и свода административных правил, которым он должен неукоснительно следовать. Большинство наших чиновников взято в государственную сеть с улицы, когда, по сути, и государства-то не было. Откуда же появиться чиновнику-демократу, чиновнику с достоинством, если его никто не учил, а на рабочем месте он никогда не чувствовал себя человеком, подчиняющимся в первую очередь своду административных правил, правил, выработанных в соответствии с устоями его демократического государства?! С нашего чиновника любого ранга что-либо требовать на демократических основаниях довольно трудно. А подать на него в суд практически невозможно. Ни с каким сводом административных правил он не знакомился, никаких клятв не давал, ни за что не расписывался и, естественно, практически ни за что не отвечает.
Вот где непочатый край для работы «Гражданской палаты», выступающей в качестве эксперта, учитывающего правовое положение граждан и их свобод. А «Общественная палата» - это слишком общо. «Всё вокруг колхозное – всё вокруг моё!», но попробуй возьми это колхозное! За несколько колосков, самовольно взятых с поля в советские времена, запросто могли упечь в «кутузку». Права и обязанности - извечный камень преткновения. Помнится, Госдума пребывала в большом смятении в связи с образованием «Общественной палаты». Усмотрела в её появлении узурпацию своих законных прав. А зря. Во время предвыборных баталий палата вполне могла бы квалифицированно рассудить, где чистейшей воды экстремизм, а где яростная защита гражданских прав обывателя. Делиться властью – это один из принципов демократии. Обычной демократии, не суверенной. Разумеется, это посложнее будет, чем блистать во всех рейтинговых ток-шоу.
В последнее время определилась зависимость, чем более артистичен и блистателен тот или иной депутат на экранах телевизоров, тем меньше ему доверия. Да и какое может быть доверие, если обыватель постоянно сталкивается с поползновениями на его права избирателя. Вначале отняли возможность подать голос «против всех», а теперь отменили «порог явки». Надо бы во всех средствах массовой информации бить в барабаны, привлекать внимание к такой односторонней суверенной демократии. А твои депутаты, «твоя надёжа», в это же время с бутафорскими кольцами в носу песенки распевают. Что это?! «Горе от ума» - наоборот? Или - суверенная демократия в действии?
Если бы наш чиновник был кристально честен, то и тогда бы он не сравнился с нравственно здоровым преуспевающим гражданином, пусть даже лавочником. Они из разных «весовых» категорий. И не надо иллюзий.
Когда рухнул Советский Союз, многие из нас были искренне поражены – такая крепость, такая держава, такая махина и вдруг рухнула в одночасье, рухнула как бы под собственной тяжестью. Особенно поражало вырвавшееся изо всех щелей бескультурье и агрессивная разнузданность, не ведающая – что такое обычные христианские заповеди. Да что там заповеди – обычные понятия – беззащитности детства, старости, неискушённости юности. Как будто всё утратилось. Страна устрашающими темпами превращалась в хаос, в непристойное месиво.
Помнится, все мы переживали, что наши братские республики как-то уж очень быстро разбежались по своим «квартирам». А ныне с горечью констатируем: тогда в этом было единственное духовное спасение любого народа, населяющего СССР, в том числе и русского. Да-да, немедленно обратиться к отцовской вере, к отцовским корням. Заявления поэта-горлана-главаря, записанные на скрижалях КПСС, не оправдались. А какая бравурность, какая захватывающая мощь воинствующих заблуждений – пробирает до слёз.

Разворачивайтесь в марше!
Словесной не место кляузе.
Тише, ораторы!
Ваше
слово,
Товарищ маузер.
Довольно жить законом,
данным Адамом и Евой.
Клячу истории загоним.
Левой!
Левой!
Левой!

Спасать Советское государство поэт, естественно, не мог, застрелился ещё в 1930 году, а его советский человек с «товарищем маузером» не прибежал, не бросился, так сказать, на амбразуру. И вовсе не потому, что не захотел, его не оказалось, то есть он оказался мифическим.
Семьдесят три года СССР воспитывал нового человека, советского, а на поверке – пустое место. Правда, в это же переломное время появились новые русские, не только из этнически русских, конечно. Сюда входили и входят: азербайджанцы, армяне, грузины, евреи, татары, украинцы. Практически все национальности бывшего СССР. Что это за народность или инародность?! Пожалуй, так сразу и не определишь. Во всяком случае, интернациональность состава в ней очевидна.
Ранний Владимир Познер, уча нас демократии, говорил об Америке, как о котле, в котором переплавляются все нации. В те времена мало кто решался спорить с ним. Чертовски убедителен Владимир Владимирович. Но теперь, побывав в «Америках», и, понимая, что подобного котла нет, и в ближайшем будущем не предвидится, хочется высказать предположение - мы не поняли Владимира Владимировича. Мы не учли исходный материал для переплавки. Наверное, в тогдашней России имелся в виду «новый русский»? Эта «инародность» не помнила и не помнит своей национальности. Из неё можно плавить всё, что угодно, но ничего путного, конечно, не получится. Этот субъект в чистом виде всё тот же советский человек, то есть человек мифический, на которого нельзя опереться.
Доблестный 1945 год?! За основной вклад в Победу над фашистской Германией, Сталин (Джугашвили), как и подобает в традиции подлинного грузина, произнёс именно тост. А не какое-то там доброе пожелание во славу русского народа. Казалось бы, ему, как одному из основателей первого в мире советского государства, надлежало, прежде всего, почтить советского человека. Не почтил. И в жизни и на войне русские оставались русскими, белорусы – белорусами, украинцы – украинцами, татары – татарами, евреи – евреями и так далее. К тому же в памяти Вождя и Учителя всех народов были весьма свежи обидные заявления некоторых кавказских сепаратистов - подарить товарищу Гитлеру белого скакуна. Здесь нет никакой оговорки, для сепаратистов он, конечно же, был товарищем. Так что, обижаясь на диктатора за депортацию и другие незаслуженные несправедливости, всем пострадавшим народам не мешало бы давать оценку и своим лидерам, заигрывавшим с товарищем Гитлером. Это было бы не только честно, но и избавило бы всех нас предъявлять претензии к друг другу и, главное, уберегло бы от соблазна плодить на постсоветском пространстве новых диктаторов. Но я отвлёкся.
Если в ходе реформ мы действительно хотим получить демократическое государство, как путь стабильного продвижения к благоденствию (добавим от себя) через не ведающий жалости капитализм, то нас, конечно, должно настораживать увеличивающееся число чиновников.
Чиновничество, как средний класс, скажем так, может существовать только в полицейском государстве. Спикер Думы господин Грызлов недавно заявил, что сейчас количество чиновников в России намного больше, чем их было в советское время. При всех симпатиях ко времени своей молодости ни на минуту не могу представить, что в советское время было больше демократии, чем сейчас. Скорей всего было меньше чиновников от всевозможных избирательных комиссий, партийных и общественных организаций, всяких, имеющих место быть, фондов, которых и в помине не было в советское время.
Между прочим, сам по себе чиновник не только не страшен, а благодаря своей рутинности несколько даже революционен. В данном случае имею в виду чиновника западного толка.
Как-то идём с женой по Берлину (с нами вместе немец из бывшего СССР – устроитель дел по медицинской части). Заходим на выставку какого-то малоизвестного живописца из Грузии. (2001 год, тогда в этом не было политики.) Впрочем, к полотнам я остался равнодушен, а вот синагога заинтересовала (картины размещались в некоторых её проходах). Вот справка.
Здание было построено в 1866 году по проекту Эдуарда Кноблауха и в «Хрустальную ночь» 9 ноября 1938 г. подверглось разрушительному погрому. Только вмешательство начальника местного полицейского участка Хакешский Рынок Вильгельма Крютцфельда уберегло здание от уничтожающего пожара. В 1939 г. там ещё праздновался праздник Пасхи. С 1940 г. в здании размещался склад Вермахта. В 1943 г. - разрушено британскими авиабомбами. В 1995-ом в честь поступка Вильгельма Крютцфельда на здании установлена памятная доска.
Меня заинтересовали подробности вмешательства начальника участка. Оказывается, столкнувшись с поджигателями, Вильгельм Крютцфельд зычным голосом оповестил их, что здание является архитектурной ценностью и охраняется муницепалитетом. Он пригрозил, если поджигатели сейчас же не уберутся с объекта, то применит оружие. Поджигатели ретировались.
В ночь политики, вскоре перевернувшей Европу, начальник участка сумел остаться вне политики. И победил. И попутно преподнес наглядный урок временности любой власти. Тем более власти, прежде всего, заботящейся о своих амбициях.
Наш, постсоветский, чиновник, к сожалению, очень и очень отличается от западного. И самое главное отличие в том, что наш до бесстыдства пуглив и труслив - боится смены власти. При первой же возможности сам забегает в клетку и сам же закрывается на засов. У него, в самом прямом смысле, невыносимая аллергия на смену, даже ротационную. А всё потому, что в любой смене он улавливает не начатки обновления, а самую, что ни на есть, революцию. И где-то его можно понять.
Уж так повелось у нас, с начала перестройки, что смена власти обязательно предполагает и полную смену ориентиров. (О смене названий городов, улиц, фабрик и заводов умолчим.) Только для смены ориентиров требуется море бумаг, в том числе гербовых. И за всем этим стоит работа чиновника. Гигантская работа! И это не какие-то там эмпиреи, а опыт жизни, очевидность.
Горбачёвская перестройка. Ельцинский «раздрай». Путинский порядок. Даже в понимании обывателя это исторические эпохи. А в понимании чиновника - эры. И по внешним приметам тоже. Просто мы не обращаем на них внимания.
Горбачёвская перестройка – почти полнейшее отсутствие телефонизации и компьютеризации.
Ельцинский «раздрай» – отсутствие границ и законов, массовый ввоз мобильников и компьютеров.
Путинский порядок – осмысленная телефонизация и компьютеризация.
И это только то, внешнее, что коснулось и зацепило нас всех, пройдя (не побоимся высокого штиля) в буквальном смысле через сердце чиновника.
Разумеется, популярность Путина в народе очень велика. И на моём месте всякий, разделяющий идеи Ивана Солоневича о Народной Монархии, (естественно, с поправкой на время), был бы только рад, если бы Путин до конца дней своих оставался на троне России. Но меня, при всём понимании притюкнутости нашего чиновника, удивляют и даже раздражают его постоянные просьбы к Владимиру Владимировичу, остаться в президентах России - ну, хотя бы ещё на часок! Чиновник, обязанный, так сказать, по мандату и призванию исполнять постановления и законы власти, обращается к Гаранту Конституции нарушить Конституцию.
Нонсенс! Такому чиновнику любого ранга не должно быть места на государственной службе. Ласкающийся зверь поистине жалок! Оставим его. Он заслужил, чего добивался - народ в большинстве не верит в него, а стало быть, и в департаменты, где он пребывает. Озаботимся извечным вопросом – что делать? Но не в мировом масштабе и не в масштабе страны. Что делать обычному гражданину, если хотите, обывателю?
Во всяком случае, будем помнить, что выборы уже не за горами и у нас есть возможность достаточно строго сказать власть предержащим - Вы вините во всех своих просчётах и недочётах наш менталитет? Тогда поищите себе другой народ, и другую страну, а мы поищем демократов с подходящим для нас менталитетом.






Однако найти в России демократа, да ещё чиновника – дело весьма и весьма непростое. Бросим беглый взгляд на историю - в допетровские времена.
Стенька Разин призывает послужить царю - «побить» бояр, дворян, воевод, торговых людей «за измену», дать чёрным людям свободу.
Заветы Степана Тимофеевича учениками Ленина были полностью претворены в жизнь. Кто был никем и стал всем, быстро разобрались с «изменниками». Да ведь и какие политики были под рукой у вождя пролетариата?! Чего стоит один только Иосиф Виссарионович! А каков он в связке с Лаврентием Павловичем?! А ещё где-то рядом были меткий Ворошилов и удалой Будённый. Может, пора уже взяться за руки всем единороссам и послужить народному президенту, «побить нынешних изменников»? (Шутю!)
Емельян Иванович Пугачёв, конечно, дальше пошёл. Провозгласил себя царём, Петром Третьим, то есть внуком Петра Первого, и уже требовал, чтобы служили ему.
Наверное, Матушка Екатерина Вторая в нешуточном расстройстве была. Не единожды в обморок падала. Ведь «энтого» прусского Петрушу, родного мужа, она, в содействии с «Орловскими рысаками», можно сказать, собственноручно задушила. А он «на тебе» - воскрес! И не в облике какого-нибудь пусть и замшелого, но тевтонского рыцаря, а в облике отпетого негодяя Емельки Пугачёва, к тому же требующего ликвидации крепостного права, истребления помещиков, уничтожения дворян и царских чиновников. Требовал покончить как раз с теми сословиями, которые посадили её на трон. Тут поневоле расстроишься.
Впрочем, царские чиновники, наверняка, не участвовали в удушении Петруши. Чем же они прогневили новоявленного царя?
Каким бы не был безграмотный казак Емельян Иванович, а он хорошо понимал, что в его царстве, царстве грабежа и разбоя, они ему не помощники. Их государственный учёт без всяких слов цифрами выразит несостоятельность его царствования. Для него лучше будет, если наберёт он себе чиновников с вырванными ноздрями из арестантов и фальшивомонетчиков наподобие Есенинского Хлопуши, который, прознав про «подвиги» Пугачёва, в потрясении вопрошает:

Проведите, проведите меня к нему,
Я хочу видеть этого человека.

Отчаянный негодяй и жулик не может поверить, что земля носит ещё более «отпетого» негодяя. Это его возбуждает, и он опять повторяет:

Проведите, проведите меня к нему,
Я хочу видеть этого человека!

О, Господи, родная Русская земля!
Однако не стоит унывать и не только потому, что уныние греховно. Именно в это время Русская земля явила миру полководца Александра Васильевича Суворова. Поэта Гаврилу Романовича Державина. За ними взошли имена полководца Михайлы Илларионовича Кутузова, флотоводца Фёдора Фёдоровича Ушакова, родившихся в тех же самых сороковых восемнадцатого века, что и Пугачёв.
Иным можно опечалиться – нет царского чиновника. Не того, что остался в гениальных произведениях Гоголя, а подлинно царского, которого боялся бесстрашный Пугачёв.
Сегодняшний чиновник - в большинстве своём партийный, то есть набран как бы по Пугачёвскому принципу. Не с вырванными ноздрями, конечно, но узнаваем, из своих. Эквивалент партийного вещества в нём, естественно, значительно выше государственного, но что поделаешь, так упали карты. Карты упали так, что трудно представить себе, чтобы чиновник-член партии, обслуживая своих товарищей во власти, в случае необходимости не воспользовался бы ресурсом департамента в их пользу. Такого не бывает ни в одной даже самой демократической стране. (Здесь уже упоминался Уотергейт.) Чиновники-члены партии под воздействием конъюнктуры вполне могут соблазниться и сфальсифицировать результаты выборов. Такие факты случаются, особенно при отсутствии механизмов сдержек и противовесов.
Чиновник должен быть государственным человеком и служить государству и только ему. А партия, любая, должна понимать, что Законы, обеспечивающие возможность её конституционного ухода из властных структур, являются в одно и то же время Законами, позволяющими ей, по прошествии времени и благотворной политической ситуации, вернуться в эти властные структуры. Никто не должен бояться выборов и смены власти. Граждане страны должны помнить, что через каждые четыре года во время выборов они могут либо радикально поменять власть, либо обновить, введя в её структуры угодные ей силы. Обновление власти посредством выборов – лучший из способов избегнуть катаклизмов революции.
Когда устои государства тверды и неизменны, и чиновник служит государству, что называется по велению сердца, а не по прихоти случая и товарищей по партии, то приход к власти даже неконструктивной оппозиции не может нанести народу ощутимого вреда.
Уже приходилось отмечать, что нынешнего чиновника ни в каких специальных учебных заведениях не обучают и не воспитывают. Между тем, сравнивая их с военными (вполне логичное сравнение), последних учат. Учат и там, и сям - и в Китае, и в Индии. Создаётся впечатление, что воспитанный и обученный государственный чиновник никому не нужен.
Партийный – пожалуйста. Господин Грызлов уже объявил на Пятом съезде единороссов, что, если они придут к власти, а они уверены, что придут, - министры будут назначаться исключительно по партийной принадлежности.
И все-таки, почему партократии не нужны чиновники, ориентирующиеся исключительно на приоритет государственных дел, то есть всенародных, в сравнении с партийными? Уж не считают ли единороссы, что они (только-только одолевшие численностью миллионный рубеж) и есть государство Российское и народ Российский? Очень, очень самонадеянная мысль в стране, где в течение года почти столько же вымирает. А если учесть, что все обещания единороссов, касающиеся увеличения МРОТа и средней зарплаты граждан (в купе с нацпроектами по поддержке материнства) реально начнут действовать в будущем (2007 – 10 г.г.), то за это время у нас в стране вымрет граждан в два раза больше, чем мы имеем на сегодня единороссов. Нет-нет, это не юродство и не ёрничество, это факт простого арифметического подсчёта, заставляющий нас, обывателей, усомниться, что даже такая серьёзная партия, как Единая Россия имеет право считать себя за всё государство, за весь российский народ. Мы, между прочим, не так уж давно знавали партию аж в восемнадцать миллионов.
Партия, которая породила Закон, отменяющий двадцатипроцентный порог явки избирателей, вольно или невольно признала, что для народа всё сделанное ею весьма и весьма незначительно. И в реальности, кроме грандиозных обещаний, народ от неё ещё ничего не получил и на выборы в двадцатипроцентном количестве вполне может не явиться. Так что победа, если будет, будет победой определённого круга избирателей, электората партии, а не народа.
Согласен, что народ, не идущий на выборы, дремлет или спит. Но не надо усыплять себя. Где гарантия, что, проснувшись, народ не пойдёт на революционные выборы, как это произошло в Украине и уже дважды имело место быть в Киргизии? Нет-нет, господа хорошие, Вы уж нам, пожалуйста, ответьте - почему вам не нужен чиновник воспитанный и обученный, ставящий во главу угла прежде всего интересы государственные (в смысле народные), а потом уже партийные? Кстати, не мешало бы ответить на этот вопрос лидерам всех партий, да и всех фракций, как в Госдуме, так и на местах.
В повести «Шинель» Гоголь жалеет маленького человека, титулярного советника Башмачкина. При всей его чиновничьей малозначимости, Акакий Акакиевич наделён и честностью, и достоинством, и ревностной любовью к службе. (Чего стоят только одни буквы - фавориты.)
Сегодня чиновника подобного ранга литераторы не замечают и уж тем более не встают на его защиту. Да и то верно, нынешний чиновник, даже самый мелкий, не нуждается в ней. Он сам со своим личным менталитетом - «страшный зверь» для обывателя. Причём насколько перед начальством льстив и вежлив, настолько агрессивен и груб перед простым обывателем. После встречи с ним действительно чувствуешь себя букашкой. И что обидно, нет никакой возможности урезонить его. На поверке вдруг выясняется, что мелкий-то он мелкий, но член самой главной партии страны. Тут уж, конечно, ему больше доверия, чем тебе - человеку с улицы.
Для чиновника любого ранга человек с улицы всякий, кто приходит в департамент и становится в очередь за какой-нибудь канцелярской бумажкой. Как правило, вдоль стенки становится, к далёкому коридорному окошку, которое и в прямом и переносном смысле, как свет в конце тоннеля.
Кстати, эти окошки, как архитектурный дизайн департамента, востребованы только у нас и в странах СНГ. На западе всё больше: кабинет, стол и чиновник. Или - стол с чиновником за открытым, непременно открытым барьером. У нас же окошечки, как танковые триплексы из бронированного стекла. Чуть зазеваешься - получишь такой удар в лицо, что: либо кровью умоешься, либо унесёшь на лбу увесистую шишку, в виде крутого пасхального яйца. Мне один чиновник-демократ (так он сам себя называл), грустно посмеиваясь, рассказывал, что в его ведомстве, именно на этом действе квалификацию чиновника набирают.
Впрочем, не единожды сам видел, как испуганно люди отскакивали от окошка. И что любопытно, очередь ни разу не выразила неудовольствия грубостью чиновника. В ответ она только теснее смыкалась в единое, надо полагать, суверенное демократическое тело – ещё на одного конкурента стало меньше.
Итак, чиновника-демократа у нас нет, исторически не сложился. Да и самое слово с дефисом посередине представляется в виде качели на перекладине. То одно слово взлетит вверх, то другое, а вместе, в один общий смысл они как-то не сливаются. Чиновник остаётся чиновником, а демократ – демократом. Вот этот последний сейчас особенно взлетел вверх.
Господин Грызлов сразу после Пятого съезда единороссов заявил по Первому каналу ТВ, что страна реформируется в сторону демократии. Что в основание (то ли страны, то ли партии) положен определяющий постулат о демократии суверенной. Дальше пошли какие-то невнятные рассуждения о независимости страны. Непонятным было - что имелось в виду? О каком суверенитете речь?
Прошу прощения, что обращаюсь всё время непосредственно к господину Грызлову – он председатель партии единороссов и, естественно, его позиция есть позиция партии. Однако он ещё и спикер Госдумы, и мы, беспартийные обыватели, которых во много раз больше, чем единоросов, тоже на него рассчитываем. Или это пустое, надо вступать в партию?
Мне представляется, в слове демократия достаточно оснований без всяких приставок. В советское время у нас тоже была демократия, но для партократии - элитарная. А нам, народу, досталась демократия тоталитарная. Если под суверенной демократией нам преподносится авторитарная демократия, основывающаяся на авторитете личности (выше уже упоминалась большая популярность президента Путина в народе), то так надо и пояснять, что речь идёт о партии нового типа, в чём-то схожей с монархической. В общем, говорить: да – да, нет – нет. А всё, что сверх, - от лукавого.
Впрочем, разговор преждевременен. Вернёмся к осмыслению понимания – демократ. Какой он?
Лично в моём понимании в ельцинское царствование (разумеется, не претендую на истину в последней инстанции) демократами «до мозга костей» были: Егор Гайдар, Анатолий Чубайс, Альфред Кох, Григорий Явлинский, Сергей Шахрай, Сергей Филатов, Сергей Кириенко, Ирина Хакамада, Борис Немцов, Борис Березовский, Борис Фёдоров, Андрей Вавилов. И дальше в таком же порядке – не по количеству демократического вещества в той или иной личности, а кто первым вспомнится: Валерия Новодворская, Константин Боровой, министр Полторанин, пресс-секретарь Костиков, министр Козырев и так далее, и так далее.
Все эти выше упомянутые люди очень весело внедряли демократию, но результаты оказались невесёлыми. В общем, среднестатистический демократ, выведенный от них, оказался не только неприемлемым (с элементами уголовщины), но что более гадко, его образ в народе стал ассоциироваться с присутствием дурного запаха и обрёл отвратительное прозвище – «дерьмократ»
Тут, конечно, следует сделать отступление и пояснить, что обывателю (и в цивилизованных странах тоже) преподносятся не события, а мифы событий. (Что-то подобное недавно произошло с поиском радиоактивного полония-210.) Именно мифы внедряются в плоть и сознание граждан, и освободиться от них бывает не так-то просто.
Однако жизнь показывает, чем быстрее выветриваются мифы, тем естественней овладевают сознанием граждан подлинные демократические ценности.
Очень хорошо помню первые выборы в новой России. Демороссы во главе с Гайдаром наблюдали за результатами выборов, начавшихся на Дальнем Востоке и продвигавшихся к Москве. Наблюдали по огромной светящейся карте, что-то наподобие «ленинской карты ГОЭЛРО». (Наверное, Чубайс придумал?!) Мы, обыватели, тоже наблюдали (нам разрешили приобщиться к исторической победе по телевизору). Огромная светящаяся карта на стене должна была показывать триумф, так сказать, победную поступь демороссов. (Очевидно, на это рассчитывали сторонники Гайдара, соорудившие её в пресс-центре?!). Увы, карта не оправдала себя. То есть превратилась в обыкновенную, игральную, которую используют в подкидного дурака. Причём всенародно битую карту, которая стала наглядным свидетельством полного поражения демороссов.
Вот где впервые почувствовался разрыв (пропасть) между демороссами и народом. Невольно вспомнилось заученное в школе - страшно далеки они были от народа. Никто, конечно, кроме демороссов не переживал об их поражении. Но самое странное, что они переживали.
Обобрав народ до нитки (вспомните хотя бы факт гиперинфляции, сожравшей все трудовые накопления народа), они, демороссы, искренне рассчитывали на первых демократических выборах победить?! Ах, эти учёные мальчики, азартно мечтавшие уже завтра жить в новой России. Их пронзительно острые взгляды, их запотевшие ладони в страстных судорогах рукопожатий. Они с большевистской хваткой – одной рукой внедряли неприкосновенность частной собственности (капитализм), а другой - без зазрения залезали в карман к старикам и старушкам и отнимали последнее, припасённое на похороны.
И до них лгали народу, но они дали пример лжи по-крупному, после которой всякий консенсус между народом и властью автоматически расторгается. Что, впрочем, и произошло. Более того, мне представляется, что без информационного наступления доверие к нашему российскому демократу в ближайшие годы не вернуть, если к тому же самые известные из них будут мелькать перед глазами. Менталитет?! Да, конечно. Откуда он, такой неуступчивый?! Есть, есть о чём призадуматься.
Единственное, что можно поставить демороссам тех лет в заслугу - они ни разу не помыслили удержаться у власти за счёт административного ресурса. Это был не поступок, а сущность деморосса, и чем более факт этот отдаляется за давностью дней, тем большим становится для нас сегодня. Конечно, власть притягивает тем, что расширяет возможности для любой личности реализоваться. Но истинные властолюбцы упиваются ею не поэтому. Благодаря власти ими овладевает иллюзия, будто они могут предписывать нам, обывателям, чувство симпатии. Высшее, небесное чувство.
Но опустимся на землю, вернёмся, так сказать, к среднестатистическому демократу и подумаем вместе: как очистить этот образ от грязи, которой он подвергся из-за оголтелой тоталитарной политики в СССР и неразумия вчерашних мальчиков-демороссов. Ведь в греческом названии слова демократия (demos – народ и kratos – власть) заключён истинный смысл власти, только и возможной у нас в России. Сегодняшний чиновник, если бы его удалось воспитать в ближайшие десять - пятнадцать лет как чиновника государственного плана, придерживающегося демократических ценностей, он бы точно помог нам избавиться от коррупции. А это в формировании процветающего среднего класса, как мы понимаем, не так уж и мало.






Итак, главное – воспитание. Обретение каждым из нас, так сказать, вещества узнаваемости государственного эквивалента, которым хочется гордиться. Но для этого нам, нашей стране, нужен стратегический курс развития. Одинаково понятный всем: и ребёнку, и старику, и молодому человеку и человеку в возрасте. И, конечно, странам, интересующимся стратегическим курсом России. Курсом, который, прежде всего, нужен нам, россиянам, для всестороннего гармонического развития. А потому курс гражданина России, если хотите обывателя, и стратегический курс страны всегда должны быть в миролюбивом соответствии и никогда не пересекаться. Именно это правило лежит в основе защиты прав человека. И в демократическом государстве мы находим возможность следовать этому правилу.
Если политик и его партия обязуются следовать стратегическому курсу, мы, народ (demos), голосуем за него и за его партию. Нет – оставляем за бортом.
В окрестностях города Лугано, в Мелиде, вот уже пятьдесят лет, как открыт удивительный парк-музей, "Swiss-miniatur". Миниатюрная Швейцария, которая построена, кажется, в соотношении масштаба 1: 100 000. Здесь представлены подлинные по конфигурации озёра, горы, реки и водопады. Автомобильные, канатные и железные дороги, с поездами и тоннелями, с вокзалами и особо примечательными соборами.
Ах, что за страна?! Смотришь вокруг: озёра, плоскогорья, кусты, деревья – душа радуется. Зелёный газон пострижен. Скамейки и лавочки покрашены. Урны для мусора - на каждом шагу. Ящики для пластика и стекла отдельные, для пищевых отходов - тем более. Всё чисто, всё ухожено, всё электрифицировано. На мини-вокзалах дети садятся в мини-вагоны и катят вокруг Швейцарии в миниатюре как бы вокруг настоящей страны. Родители радостно машут деткам – приятный отдых и попутное приобщение чад к родной стране, к её природе и, естественно, цивилизованности.
Тут любят Родину не потому, что она самая большая или самая богатая в мире, а потому - что Родина. Однако и то правда – для нищего отчизны нет.
Одна неофитка (вышла замуж за швейцарца - очень красивая, белокурая) поведала в зале ожидания клиники «Сантана» (Святая Анна), что у них, в Швейцарии, самая счастливая на земле женщина – молодая мать. У молодой матери столько льгот, - восхищалась новообращённая, - что мы из бывшего СССР даже вообразить не в состоянии. Не знаю, почему это раздосадовало меня? И это ли? Но, как бы между прочим, заметил, что наши женщины потому сейчас всюду в почёте, что мы, русские, сермяжные мужики, в отличие от цивилизованных европейцев в средние века не объявляли красивых женщин колдуньями и не сжигали на кострах, а вот себя в постоянных войнах потратили достаточно.
Первое печатное издание Гуттенберга вовсе не, так называемая, библия Мазарини, а папская индульгенция, грамота - «Молот ведьм», следуя которой красивая женщина взвешивалась так, что непременно попадала в колдуньи, и её либо топили, либо сжигали, либо забивали камнями. Результат, как говорится, на лице – русские женщины самые красивые в мире. По подсчётам учёных Европы, французская нация (её генотип) после Великой Французской революции и наполеоновских войн восстановится только к 2015 году.
Теперь посчитайте, сколько потребуется лет нам, чтобы восстановиться. Две мировые войны, Гражданская, а ещё была поголовная коллективизация и постоянный поиск врага. У первого секретаря одного из сибирских обкомов был «амбарный журнал», разлинован-ный на три графы: вражок, враг, вражище, в который он, «не мудрствуя лукаво», вписывал по своему усмотрению неугодных ему людей. Ведь каждый из первых считал себя истиной в последней инстанции. А ещё были голод и разруха послевоенных лет. Словом, стратегия народной политики на ближайшие триста лет: мир - стране и мир – миру. И эту политику мы должны всячески выговаривать, чтобы знали о ней от мала до велика все и всюду. Кроме того, цивилизованный Запад всеми своими силами должен помогать нам в этой политике, но об этом чуть позже.
Конечно, на Российских просторах вся территория Швейцарии могла бы составить парк-музей России в миниатюре. А Швейцарию, при всей её малости, даже на настоящем электропоезде всё-таки за день не объедешь. Это вовсе не значит, что, стараясь привить детям чувство любви к Родине, мы должны сооружать край или область в миниатюре, так сказать, на местах. Наверное, есть и другие способы.
В Алтайском крае, в колхозе «Россия» Змеиногорского района за строем голубых елей воздвигнута часть кремлёвской стены почти в натуральную величину – вид на неё как бы с Красной площади. Посеребрённые снегом красные кирпичи, разлапистые зелёные ветви - сногсшибательное зрелище! Вместо того, чтобы обдумывать новогодний сюжет о доярках для Барнаульского телевидения, моё воображение занимал какой-то небывалый фантастический репортаж с Красной площади колхоза «Россия».
Увы, факт остаётся фактом, как только мы ставим перед собой воспитательную цель, она сейчас же трансформируется в идею создать нечто доселе небывалое сверхграндиозное. Вспомните Царь-пушку, Царь-колокол. А большевики сразу же возмечтали поставить необыкновенный памятник, то ли вождю мирового пролетариата, то ли новому (в смысле - небывалому) советскому человеку. Главным было, чтобы каменный идол был выше самого высокого небоскрёба и в непостижимом нечеловеческом усилии величаво огромной рукой как бы трогал проплывающие мимо облака и даже самое солнце.
Величие замысла и сегодня потрясает, так и подмывает прокричать - Левой! Левой! Левой! Но вот беда - Царь-пушка никогда не стреляла, а Царь-колокол никогда не звонил, а к строительству нечеловеческого памятника так и не приступили. (История поторопилась, призрак знаменитого художника, монументалиста всех времён и народов, тогда ещё только витал над Кавказом.)
Впрочем, большинство утопистов считают, что замысел великого дела, даже неосуществлённого, стоит намного дороже дела небольшого, пусть даже и осуществлённого. Известная дилемма – журавль в небе, или синица в руке? Кому что?! Но не слишком ли много пронеслось и растаяло журавлей? Сегодня капиталистический рынок бесцеремонно диктует, что вещь грандиозная, но незаконченная - убыточна. Даже дорогой материал, в ней использованный, не находит спроса, потому что он - «бэу», бывший в употреблении.
Вещь законченная, сделанная с тонким проникновением в предмет всегда востребована. Одно дело, когда страна продаёт сырьё, чтобы поддержать международную кооперацию. И совсем другое, когда она сидит на «нефтяной игле» и ничего другого предложить кооперации не в состоянии.
И дело тут не в менталитете народа. Менталитет, как Алитет, то уходит в горы, то спускается с гор. В фильме «Гладиатор», одном из лучших американских фильмов последних лет, обученной армии римлян противостоят племена разъярённых германцев. В поросших шерстью варварах трудно заподозрить прародителей сегодняшних немцев, всё машиностроение которых экспортируется в самые высокоразвитые страны мира. А нынешняя Италия?! Постоянная борьба с коррупцией, мафией. Нет-нет, что ни говорите, а «мент Алитет» приходит и уходит, в особенности там, где формируется не на долговременной основе, а на временных устремлениях политиков.
К сожалению, грандиозность неосуществлённых замыслов и образ врага - это стороны одной медали, которой в СССР награждались все - и коммунисты, и беспартийные. Были, конечно, и другие награды.
Приморье. Япония рядом. Август 1945-го. На Хиросиму и Нагасаки сброшены первые американские атомные бомбы. Взрослые подавлены. Мы (группа малышей до четырёх лет) в колхозном детском саде. Мы интересуемся – могут ли наши дяди и тёти сделать бомбу больше, чем американская? Всем бомбам – бомбу?!
Спустя восемь лет, когда наши учёные первыми в мире испытали водородную бомбу, которая мощнее атомной – мой «мент Алитет», скажем так, воспринял сие сообщение с гордым удовлетворением: пусть знают!
Начало семидесятых. Совпартшкола для первых помощников капитанов, организованная Приморским крайкомом КПСС. (Своего рода курсы повышения квалификации.) Все помощники действующие - из всех пароходств Дальнего Востока. Между собой обсуждаем событие – у острова Кадьяк американцы арестовали наш сухогруз. Предъявили штраф – восемьсот тысяч долларов, а капитана посадили в тюрьму за неправомочные действия.
– Какие такие неправомочные действия?
Нашлись знававшие капитана и некоторых моряков из экипажа, присутствовавших при аресте. Суть в том, что сухогруз укрылся за одним из островков и незаконно (в чужих водах) производил на свой борт перегруз мороженой рыбы с наших рыболовных траулеров.
Подошёл катер береговой охраны с буксиром. На глазах у всех заарканил японское судно - они только что подошли к островку. Однако американцы на все причитания японцев – ноль внимания. Буксир развернулся и потащил шхуну в Кадьяк-Сити.
К нам, русским, конечно, с пиететом – что? как? почему? Хотя давно догадались, что никакой поломки судна не было – наши нахально производили перегруз в чужих водах. Кстати, разбитые картонные короба из-под мороженой рыбы тут же плавали, как наглядные улики. Тем не менее американцы пишут всё в свои кондуиты с наших слов, мол, шторм, поломка, радиограммой не успели оповестить потому, что у начальника рации сухогруза тоже какие-то проблемы.
В общем, записали. Капитан сухогруза просит капитана катера охраны подняться на мостик.
Пришвартовались. Капитан катера поднялся. Его, естественно, как дорогого гостя, в кабинет к нашему капитану. А там, на столе уже водочка и всё такое прочее. Выпили. Старпом - за переводчика. Но, особенно он и не нужен был - всё и так понятно. Все эти кондуиты для береговых крыс. У них там есть береговые крысы. А у нас что? Суслики. А случись «чепэ» какое - первым делом опираются на них, самых надёжных. А у нас что - по-другому?
Если говорить о народной дипломатии, то нет на земле нации, кроме русских и американцев, которые с полуслова бы так хорошо понимали друг друга, понимали по чувству, сердцем. (Думаю, именно это сблизило Путина и Буша.) Так хорошо не понимают и не понимали друг друга даже друзья. Разве что – братья? А всё потому, что и у них, и у нас на одной стороне медали, причём той, что ближе к сердцу, было обозначено враг. На лицевой стороне мы носили грандиозность неосуществлённых замыслов, так сказать, журавлей в небе. А уж что они носили – бог весть?! Только как гласит молва, у капитанов сцепка вышла почти на пустом месте, но с глубоким идеологическим подтекстом. А именно, наш капитан имел обыкновение, как напьётся, возглашать, что он – голубь мира! А гость, как оказалось, имел обыкновение на всё про всё заявлять, что лично он ничего подобного не видел, но точно знает, что что-то подобное в Америке уже есть и гораздо лучше. Такой патриотический «бзик». (Простите, но мы ещё не знали Михаила Задорнова и всё больше учились уму-разуму у Николая Задорнова.)
В общем, на радостях встречи двух родственных душ напились два капитана, как родные братья. И наш тут давай провозглашать, что он – голубь мира. А гость в ответ, мол, лично он ничего подобного не видел, но точно знает, что что-то подобное в Америке уже есть и гораздо лучше. Капитан сухогруза выслушал и опять за своё. А гость снова его парирует. (Ну, что ты будешь делать?!) Дуэль получилась, как в ток-шоу К БАРЬЕРУ.
Наш «голубь мира» рассвирепел, приказал матросам выбросить гостя за борт. Негодяй, конечно. Благо, карабинёры увидели и отняли своего командира. Сухим щелчком затвора дали команду старпому сухогруза следовать за ними, то есть вести судно в порт. Для острастки подмогу вызвали: противолодочный самолёт и ещё один дополнительный катер с карабинёрами и лоцманом.
На суде выяснилось, что капитан сухогруза гасил свой окурок на груди у капитана катера. Никто, конечно, этого не видел и не помнил, но два или три пупырышка ожогов врачи якобы нашли, а эксперты подтвердили. (Похлеще опиума для народа, полония-210, получилось - всё Западное общество взорвали.) У нас – скандал до Москвы докатился, у них - до Вашингтона. Пресса подключилась, из нашего «голубя мира» такого изувера сделали, что судьи, не задумываясь, припаяли ему десять лет.
Но главное не в этом. И даже не в том, что Царь-пушка не стреляла, а Царь-колокол не звонил. Плохо ли, хорошо ли, но мы были схожи со своим врагом. Чтобы кто-то посмел в заморском порту арестовать наше судно, или наших моряков, такое не могло присниться никому в самом дурном сне. И не было никаких угрожающих заявлений, от политбюро и правительства, что мы будем защищать наших граждан в любой точке земного шара, а террористов, если посмеют, уничтожать даже на чужой территории.
Почему так быстро всё переменилось? В чём причина? В менталитете?! Но почему он такой, а не другой? Мы привыкли искать все ответы за стеной Московского Кремля. Но этот, о нашем мировосприятии, давайте, поищем в Алтайском крае, в колхозе «Россия» Змеиногорского района. Там Кремлёвскую стену воздвигли по-детски наивному представлению:
- Вот я, простой труженик, или труженица, каких в России, слава Богу, море. Живу на селе, в глубинке, далеко, очень далеко от Москвы, от столицы. Если поехать – ныне денег не напасёшься. Однако и не надо. Рядом со мною, за посеребрёнными елями, Кремлёвская стена. Там за стеной обязательно есть человек, который думает о таких, как я: доярке, чабане, скотнике или механизаторе. Ну, в общем, о простом народе, труженике. Ну, и детях наших, конечно. Этих спиногрызах. Это же всё им. Пусть знают, что о них думают, надеются на них. И нам вместе, в этих безоглядных и угрюмых далях Сибири, уже не так одиноко.
Да, мы приблизили к себе Москву-столицу, и придёт время, она тоже нас приблизит. А как же, ей без нас тоже одиноко.






И всё же, возвращаясь к началу очерка, замечу, что множество суждений, причём всяких, даже злобных, – это хорошо. Не потому хорошо, что толчём воду в ступе. А потому, что не даём себе застояться, покрыться тиной. Жизнь показала, что революционный вирус особенно хорошо размножается и передаётся воздушно-капельным путём в среде застоя. Болотные испарения лжи сверху донизу настолько разрушительно подействовали на нашу психику, что мы утратили чувство самосохранения. Уверовав в реформы, результаты которых никто не просчитывал, мы в болезненном опьянении стали уничтожать свою среду обитания, крушить свою страну.
Вот когда Запад испугался наших реформаторов. Так что не надо тешить себя иллюзиями, будто кто-то в России им не дал по-настоящему развернуться. Именно Запад прежде всего перестал доверять нашим гарвардским и кембриджским мальчикам. Да и как было доверять! Мальчики с таким остервенелым упоением крушили и разваливали свою страну, что невольно явилась мысль – в случае форс-мажорных обстоятельств, они и Запад не пожалеют. Прикончат с упоением. А тут ещё вдохновитель российской демократии Борис Николаевич Ельцин со своими китайскими откровениями – Запад, наверное, забыл: на минуту, на полминуты… что мы ядерная держава. Зачем это он?! Видимо, экзотическая кухня подвела, или «ностальгия» по советскому меню.
Впрочем, оно и к лучшему, все враз вспомнили, что другую страну и другую землю нам никто не даст. Никогда. Никакими реформами и не за какие реформы. Напротив, найдётся немало охотников отнять ту, что имеем, которую отстояли наши отцы и деды.
Нам нужна демократия, но не диссидентская, – Запад нам поможет. А опирающаяся на свой народ, на его созидающие силы.
Как ни прискорбно, но все мировые войны развязывались в Западной Европе, а потом уже опустошительно прокатывались по России. Единственное, что Запад может поставить нам в вину, мы никогда перед ним не становились на колени. Более того, мы всегда хотели дружить с Западом и сейчас хотим. Потому что считаем Запад колыбелью мировой цивилизации, в которую весьма существенный, причём жертвенный, вклад сделала Россия. Да, Россия.
Но Запад не хочет знать и помнить об этом. Он готов винить нас за всё, даже за то, что мы не хотим быть врагами. Да, это подсудное дело, быть родом из бывшего СССР, по родословной, так сказать, подходить под все параметры виртуального врага и не хотеть быть врагом. Я видел журнал в Швейцарии, примерно за полгода до «опиума (извините, полония) для народа». На обложке запечатлён весьма представительный мужчина, с предостерегающе воздетым вверх указательным пальцем и красноречивой надписью заголовка статьи – Холодная война грядёт. Наверное, и у нас есть подобные оракулы.
А между тем народу России, её генотипу, чтобы восстановиться надо триста лет мира. Понимаете, триста лет! И Запад очень бы помог, если бы не лепил из нас врага. Не интриговал, воздев указательный палец вверх. А считался бы с Россией как с равноправным партнёром. Партнером, у которого есть свои национальные интересы, как они есть у любой из западных стран.

В послевоенные годы вся Европа зачитывалась романами немецкого писателя Эриха Марии Ремарка «Три товарища», «Триумфальная арка». Некоторые романтические натуры даже переносили европейскую действительность на нашу сибирскую почву. Помню, в читальном зале библиотеки Омского сельскохозяйственного института мне показали (издали, конечно) худенькую бледную девушку с большими выразительными глазами. С нею сидел здоровый кучерявый парень, с грустью смотревший в сторону.
- У неё туберкулёз в последней стадии, - шепнула молоденькая библиотекарь (принимая роман "Жизнь взаймы").
Суть романа в том, что полный сил молодой человек (автогонщик) любил чахоточную девушку, жизнь которой вполне могла оборваться на очередном приступе. Но грустная ирония в том, что погибла не она, а он, полный сил автогонщик.
Под впечатлением аналогии более внимательно посмотрел на худенькую девушку, с нежностью взглядывавшую на здорового парня, который (даже когда беседовал с нею) почему-то всё время с грустью смотрел в сторону. И, невольно, перейдя на шепот, спросил – а он что? Библиотекарь со вздохом сказала – переживает!
Я ушёл потрясённый. Оставшись наедине, спрашивал себя: смог бы поступить, как автогонщик, или этот кучерявый парень? И с ужасом и стыдом признавался: нет, не смог бы - кишка тонка.
А ещё чуть позже довелось узнать, что худенькая девушка со своей матерью живут в одной из хибар на Двенадцатой Амурской. Что они прописали кучерявого парня на жилплощадь в «развалюхе» и вот-вот получат трёхкомнатную квартиру в посёлке Нефтяников, рядом с нашим институтом. Кстати получат только потому, что девушка больна тяжёлой формой туберкулёза, а по положению властей такие больные обеспечиваются квартирами в первую очередь. Кучерявый, очевидно, знал о положении - может, поэтому смотрел в сторону?
Тогда мне казалось, что знание о правах, болеющих туберкулёзом, разрушительно. Для меня было бы лучшим о них не знать ничего. Героический быт «Жизни взаймы», если хотите, благополучного Запада, перенесённый на нашу почву, напрочь разбился. В отношения худенькой девушки и кучерявого парня вмешалось нечто такое, сермяжное, после чего всякие рассуждения о героизме казались кощунственными. Ни девушка, ни кучерявый парень не шли ни в какое сравнение с европейцами из книг Эриха Марии Ремарка, обречёнными на героизм. Но их и не надо было сравнивать. Давайте просто приблизимся к нашим молодым людям. Ну, хотя бы для понимания, что там, где кончается Запад, там, быть может, начинается Россия. Тем более что в иносказательном смысле – Россия в сердце начинается, а в нём конца и края нет.
Ведь эта худенькая девушка, с нежностью взглядывавшая на кучерявого парня, смотрящего в сторону, очевидно, знала, на что он надеялся и, главное, чего ждал от неё. Понимаете, знала и тем не менее взглядывала с нежностью. Вот это вот знала и с нежностью открывает её душу до такой глубины, что впору позабыть о кучерявом парне. Но не забудем, а вместе с нею ещё раз взглянем на него и, благодаря её душевной щедрости, увидим его по-новому. Ведь он с грустью смотрит в сторону потому, что знает, что она принесла ему всю свою первую, всю свою неистраченную любовь как возлюбленному великому грешнику. Более того, она рассчитывала в нём найти именно великого грешника. Понимаете, рассчитывала?!
Не это ли Фёдор Михайлович Достоевский называл в русских людях всеотзывчивостью и всечеловеком?! Да что там, где заканчивается среднестатистический цивилизованный европеец, скажем так, русский человек только-только начинается. И вот этому русскому, для таких же русских, а точнее, россиянину, для таких же россиян, в который уже раз разрушившим всё до основанья, приходится строить новое капиталистическое государство и новое демократическое общество. Да, тут нужен свой доморощенный демократ. Доморощенный не в значении заурядности и примитивности, а, если хотите, в ломоносовском значении.

Позволю себе сравнить страну с молодым набирающимся силы скакуном – горячим, необъезженным. Пусть не обижаются депутаты Госдумы «единороссы», но скакун галопирует с такой прытью, что Законы, принимающиеся в спешном порядке, больше похожи на судорожные хватания за гриву, чем на опытные действия жокея. Так что не надо делать мину, что скакун уже взнуздан и Законы – это те поводья, благодаря которым уже можно править скакуном. Ничего подобного. Вроде и много упряжи, но вся она какая-то сказочная, для Конька-горбунка.
Мне представляется, что и суверенная демократия из этой же сказки. Подозреваю, что, зная об уникальных возможностях своих зодчих, единороссы загодя опасаются, что они соорудят нечто такое, что уже без приставки суверенный и суверенная будет боязно показывать.
Как-то очень зримо вижу экскурсовода-тяжеловеса, объявляющего: а теперь прошу посетить монумент - суверенная демократия. Некоторая толкотня в дверях, демократы, съехавшиеся со всего мира, не скрывают нетерпения - все хотят поскорее лицезреть новое русское чудо единороссов.
И вот - оно как бы взрывается перед глазами. Немая сцена. Все в столбняке, всех покинул дар речи. Зал не может прийти в себя. Так сказать – «апофеоз»! Но вот мало-помалу оживает. Чудо пытаются сравнивать с американской демократией, которая стоит на двух ногах. А тут - аж на восьми! И всё равно торчком! Экскурсовод-тяжеловес, чтобы хоть как-то снять напряжение, говорит (проскальзывают грустные нотки):
– Вишь, хотели как лучше. (И вдруг голосом неподдельного удивления и ужаса опять возвращает всех к немой сцене.) Экая невидаль! Прямо какое-то чудо-юдо!

Как-то французский писатель Стендаль заметил, что случись простому неискушённому человеку послушать беседу двух дипломатов враждующих дворов – он бы пришёл к выводу, что каждый из них работает в пользу противника.
Стендалю можно верить не только потому, что Александр Сергеевич Пушкин с интересом читал его роман «Красное и чёрное», но и потому, что ему довелось несколько лет работать сотрудником дипломатической миссии. Думаю, об иллюзиях всегда надо помнить, когда имеешь дело с высказываниями политиков как иностранных, так и своих. Иллюзии имеют свойство распространяться обвально

Недавно один известный тележурналист в своей загадочно амбициозной программе выступил в защиту (чуть было не сказал «почившего в Бозе») диктатора Пиночета. Нет-нет, почить в Бозе – то же самое, что в Боге, то есть в мире. Увы, по всем ТВ каналам показали, как молодые люди, да и зрелые и в годах что-то кричали, возмущались, крушили стёкла магазинов. Были и другие, кто защищал генерала. И это, естественно, потому что были те, кого убивали, и те, кто убивал. Встать на сторону убийц?!
Говорят статистики, что за время правления Пиночета погибло и пропало без вести сорок тысяч чилийцев. А экономика Чили из хаоса катящейся в пропасть превратилась в процветающую экономику Южной Америки.
У нас только за этот (2006) год погибло в автомобильных катастрофах около тридцати тысяч человек. А после развала СССР всё ещё продолжается вымирание русского народа - по семьсот тысяч в год. Эти цифры навевают слишком горькие чувства, чтобы ими оперировать, но без них «Однако» не понять чудовищной логики известного тележурналиста.
Беря интервью у Пиночета, тележурналист спрашивает - почему Аргентина не смогла воспользоваться их способом экономического развития?
Генерал ответил, что он и его хунта думали о Чили, в то время как правители Аргентины (намёк на коррупцию) думали о себе.
Тем, кто изучал политэкономию (в советское время во всех вузах это была обязательная дисциплина), ответ генерала покажется не только неубедительным, а попросту лживым. В войне аргентинцев за Мальвинские острова хунта была на стороне Великобритании. Представляете, страна-сосед и вдруг?! Наверняка всё, что делала хунта, вызывало отвращение у большинства аргентинцев. Потому что, как говорил Фёдор Михайлович Достоевский, нельзя купить счастье даже одной слезой ребёнка. Потому что унижениями благополучие не покупается. Потому что к добру нельзя гнать палкой. Пора бы уже всем журналистам, покушающимся на наше воображение, помнить об азбучной истине - насилие порождает насилие и побеждается лишь его отсутствием.

Однажды ночью, после двенадцати, в программе «Зеркало» было интервью с Егором Гайдаром. Многие его не помнят, а некоторые стали забывать. Но не в народе, конечно, который имеет дело с мифами. Забывать стали в нынешних глянцевых изданиях и рейтинговых телевизионных шоу. А между тем, когда властные интересы Хазбулатовского Верховного совета и полномочия президента Ельцина, как гаранта конституции, пересеклись, Егор Гайдар запомнился российскому народу своими разнузданными призывами – душить гадину!
(В планы очерка не входит «разбор полётов» тех трагических дней.) Нас интересует, почему Егор Тимурович именно тогда вошёл в народную память своим не лучшим образом. Увы, народ живёт мифами. Скажу даже, что образ, запечатлённый в народной памяти, не разделяю, «ни под каким соусом». Мне думается, что вице-президент с шестью чемоданами компромата был в те трагические дни более одиозной фигурой.
Однако (и в прямом, и переносном смысле) против народной памяти не пойду. Уж так устроен наш народ. Если какой-то орган власти избран, действует (вполне возможно, что его никто не выбирал, а он самозвано объявил себя народным), то с этим органом всё равно надо считаться. И уж как-то не доводить дело до того, чтобы обстреливать его из своих же танков. Будем помнить, что такому восприятию во многом способствовали порядки в СССР. А этим порядкам - талантливейшие рассказы деда Егора Тимуровича. Мы уже видели, что талант и заблуждение, бывает, соседствуют. Кстати, наивность свойственна всем народам. Этим, конечно, нельзя пользоваться, но с этим любому политику надо обязательно считаться. Потому что все народы прямодушны и доверчивы, как дети малые.
Наглядный пример: недавно телевидение Бельгии объявило, что в стране произошла революция, в результате которой графство Фландрия стало самостоятельным государством. Это была нелепая шутка журналистов, но многие обыватели (народ) поверили, прибежали к Дворцу короля, чтобы лично удостовериться – что произошло на самом деле?
Да, народы, как дети малые, но их устами глаголет истина, за которой стоит Бог. И если народ скажет слово, то тут уж не прибавить и не убавить.
Егор Тимурович рассказывал, что случилось с ним на научной конференции в Ирландии. А случилось ужасное - его отравили. Отравили с расчётом на быстрый смертельный исход. Однако у отравителей не получилось, Бог уберёг. Егор Тимурович сказал, что указать непосредственно на отравителя у него нет никакой возможности. Ведь действие яда началось не сразу, и потом многие другие пили чай.
По нынешним вопросам политики он не согласен с действующей властью, но не настолько, чтобы желать зла России. Журналист поинтересовался, мол, какие вопросы он имеет в виду? Егор Тимурович уточнять не стал, сказал, что очень много лжи в стране. Чиновники лгут, лгут, лгут! И надо мягче проводить политику с Западом. Китайцы и те совсем по-другому ведут себя, стараются находить консенсус. Отвечая на вопрос, – кому была выгодна смерть Егора Тимуровича? Ответил, не задумываясь, – врагам Путина, врагам президента страны.
В самом деле, вся эта цепочка смертей, на которую указал Анатолий Чубайс, комментируя отравление Гайдара, когда тот ещё находился в больнице в Ирландии, действительно выгодна врагам Путина, врагам России, то есть нашим врагам. Лично у меня нет никакого сомнения, что всё подстроено, если не с прямым участием бывшего зам секретаря Совбеза, то с непременным привлечением его высказываний о желательности революции в России, о возможности сакральных жертв. «Враг хитёр и коварен» - это ведь не просто слова. Они превратились в штамп, именно потому, что он «хитёр и коварен».
Уверен, что любой здравомыслящий не станет отрицать, что такой комбинатор, как бывший зам секретаря Ельцинского Совбеза, - это действительно находка для шпиона, то есть спецслужб любой страны. Тем более для Англии, где агент 007(с правом убивать) знаменитый Джеймс Бонд уже давно в почёте. Сейчас сложилась такая ситуация – если бывший зам секретаря решит (не дай Бог, конечно) собственноручно наложить на себя руки, то эта смерть будет поставлена в вину президенту Путину, как некая сакральная жертва.
Конечно, бывший зам секретаря может потирать руки от удовольствия – даже его смерть обрушится на Голову России. Безусловно, гениальный план, если исходить из позиции Роди Раскольникова, что счастье для всего человечества можно обрести ценою слезы ребёнка, ценою нелепой жизни какой-нибудь старухи-ростовщицы (роман Достоевского "Преступление и наказание"). Однако в отношении своей жизни бывший зам секретаря Совбеза, явно, так не считает, он считает свою жизнь бесценной и полезной – иначе бы не убежал в Англию.
Вот тут-то гениальный план обнаруживает маленький, ну, просто ничтожный просчёт. Зря зам секретаря поведал о нём миру. Фёдор Иванович Тютчев в стихотворении SILENTIUM!, которым восхищался В.И. Ленин, предупреждал: «Молчи, скрывайся и таи / И чувства и мечты свои…». Вдруг гениальным планом возжелает воспользоваться не сам, бывший зам секретаря Совбеза, а кто-нибудь из его окружения, причем, не посчитав нужным извещать о данном мероприятии даже самого автора гениального плана. Наверняка в нынешнем окружении бывшего зама секретаря Ельцинского Совбеза есть люди, готовые обрушить на Голову России всё что угодно, в том числе и бесценную жизнь бывшего зама секретаря. Джеймс Бонд только с виду красавчик и чистюля, а на самом деле он хитёр и коварен.
Но вернёмся к интервью. Егор Тимурович сказал, что очень много лжи в стране. Чиновники лгут, лгут, лгут! Действительно, лжи очень много, преступно много. Там, где коррупция процветает, её и не бывает меньше. Но всё же подлинный расцвет коррупции пришёлся на годы правления самого Егора Тимуровича и его соратников. Что-то, как говорится, спускали на тормозах. Что-то становилось достоянием общественности. Мне лично запомнилось так называемое дело писателей.
Впрочем, всё это было и уже быльём поросло. Как вести борьбу с чиновником-коррупционером сегодня? И опять хочу заметить, что суды ничего не дадут. Ведь у нас зачастую ловят взяточников только для того, чтобы самому получить взятку. (В Законах должны быть обозначены механизмы сдержек и противовесов.) В Китае коррупционеров расстреливают, а что толку? Нет-нет, суды пусть идут своим чередом, но главное - надо поднять престиж чиновника. Именно сейчас, именно когда он практически всеми презираем. Надо, наконец, начать образовывать чиновника. Да-да, просвещать и учить.
Тут много форм воспитания: и в школе, и дома, и на работе. Пусть подключатся пресса, телевидение и радио. Вот где работы непочатый край для Общественной палаты. В повседневной жизни Государственный чиновник должен стать эталоном: честности, вежливости, уважения к старшим, к женщине, к детям, к истине. То есть быть носителем тех человеческих качеств, которые не подлежат пересмотру, которые всегда в цене. Он должен стать человеком.
Давайте, внимательно присмотримся к себе, может быть, кривые зеркала, в которых мы увидели мифические образы, вовсе не кривые, а всё дело лишь в нас самих?!






В одной из глав уже говорилось, что без информационного наступления доверие к нашему российскому демократу не вернуть. Да и как это возможно, если в своё время, монополизировав слово демократ, Гайдар и его партия демороссов низвели его в сознании обывателя до такой ничтожной степени, что чаще всего оно и сегодня ещё употребляется в оскорбительном значении.
Разумеется, информационное насилие, как и любое другое, здесь не только неуместно - вредно. Понимая всё это и не находя призывов, которые могли бы взбодрить народ, привести его к урнам, единороссы породили закон, отменяющий двадцатипроцентный порог явки избирателей. Как партия, ближе всех стоящая к народу и его чаяниям, единороссы почувствовали, что простые люди не понимают, а точнее сказать, понимают по-своему всё происходящее в Законодательном собрании страны, а потому считают, что их участие в выборах в Госдуму как бы необязательно.
А между тем, активизировать участие народа в выборах и обеспечить информационное наступление, о котором сказано выше, вполне по силам как раз партии «Единая Россия». Для этого не надо ничего изобретать, в самом названии партии утверждено стремление к единой неделимой России и ко всему, что в этом отношении нуждается в исторической справедливости.
Конечно, несправедливостей много, и все они должны быть разрешены мирным путём. Кстати, такие шансы история предоставляет во множестве, причём с завидным постоянством. В данном конкретном случае единороссы, имея большинство в Госдуме, могли бы объявить референдум по вопросу - отношение к монархии, то есть к царской власти, и совместить его с выборами.
В 1613 году Земским собором (по тем временам вполне народным голосованием) был избран первый царь из династии Романовых юный Михаил Фёдорович. Он немногое мог сделать, но всё же избрание его царём положило конец смуте.
Последний Российский император Николай Второй в 1917 году отрёкся от престола в пользу брата Великого князя Михаила Александровича, чем нарушил закон о престолонаследии, то есть его отречение было не легитимным. А в 1918-м вся семья русского императора без суда и следствия была расстреляна в подвалах Ипатьевского дома в Екатеринбурге. Что ни говорите, а, подвергнув гражданскому суду КПСС (наследницу партии большевиков), уже нынешняя власть обошлась с нею гораздо справедливее, чем большевики с русским царём, с русской монархией, заслуги которой перед народом России и во времени, и в пространстве гораздо весомее заслуг большевиков. Мне представляется, что референдум с простым нехитрым вопросом к избирателю – хотите ли Вы иметь Русского Царя в сегодняшней России? - был бы посильным вкладом единороссов в исправление исторической несправедливости, совершённой в ХХ веке в отношении Русского народа.
Что касается партий – их слишком много, и они непонятны обывателю. То есть понятно, что все они стремятся взять власть. Но что могут дать обывателю – непонятно. У нас в России уже сегодня могло бы быть две равноценных партии, понимаемые народом, а стало быть, нужные народу. Условно говоря - партия Газпрома. И партия – РАО «ЕЭС России». А их отношение к Армии и Флоту, а в этом смысле к обывателю, могли бы служить лакмусовой бумажкой в определении – за кого голосовать? Двадцатый век наглядно показал, что экономика, подчинённая идеологическим мотивам, нерентабельна. А там, где экономика нерентабельна, всякие социальные победы ничтожны – нет денег. Когда нет денег - возникает соблазн отменить их вовсе. Сейчас, при Путине, мы понемногу начинаем понимать – что такое, когда страна имеет деньги. Мир – стране и мир – миру! Всё остальное несущественно.

От администрации сайта: отзывы и рецензии на новый очерк можно оставить в Книге гостей.

Наверх









 

 
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика